Психологическая интерпретация мифа о Прометее

Миф о Прометее показывает нам причину возникающих в инфантильный период проблем, последствия принятого решения, прогнозирует страдания и показывает путь избавления от этих страданий через героический эпос.

Smirik

8 месяцев назад

Telegram Подписывайтесь на канал в Telegram

Меня тут посетила интересная аналогия, связанная с мифом о Прометее в контексте индивидуации (развития) человека.

Краткое содержание предыдущей серии

Если кратко вспомнить основную сюжетную канву:

  1. Прометей с помощью богов создаёт людей.
  2. Люди решают вопрос, что из принесённого в жертву богам животного, мясо или кости, надо оставлять себе, а что — сжигать.
  3. Прометей (и люди) обманывает Зевса, и тот выбирает кости.
  4. Обман раскрывается. Зевс обижается на людей и забирает у них огонь.
  5. Прометей посчитал это несправедливым.
  6. Прометей забирает огонь у богов и возвращает его людям.
  7. Зевс этот жест не оценивает и заставляет Гефеста (или Гермеса) приковать Прометея к скале и назначает специально выбранного орла ответственным за ежедневное выклёвывание печени у Прометея, которая за ночь сама отрастала.
  8. Геракл в рамках выполнения национального проекта «12 подвигов» освобождает Прометея. Происходит примирение последнего с Зевсом.

Истолкование

Создатель

Прометея можно вполне соотнести с разумом/эго человека. Именно сознание-разум «создаёт» человека: до этого момента мы ничем не отличаемся от животных.

Жертвоприношение и обман Зевса

В какой-то момент разум начинает постепенно захватывать власть и «оттеснять» богов (читай: другие аспекты личности, а не только разум), пытаясь то здесь, то там «выгадать» себе кусочек вкусненького. Метафорически это обыгрывается в виде желания эго не отдавать самое дорогое богам, а оставить себе. Так обычно и поступают «эгоистичные» люди, считающие, что ничего за пределами разума не существует. Подобный поступок приводит к «инфляции» эго, то есть, ситуации, когда человек начинает считать себя неуязвимым и могущим всё.

Разумеется, это вызывает ответную реакцию, и человека лишают огня, который, помимо своей основной роли, также можно рассматривать «метафорически» как «дар богов», то есть, инструмент связи сознания человека с чем-то трансцендентным.

Похищение огня

Однако джинн уже был выпущен из бутылки: сознание человека уже существует. И разуму не нужны боги, чтобы изобрести «физический огонь». Более того, разум считает подобную «кражу» несправедливой, не понимая, что именно он сам ответственен за исчезновение огня, а не Зевс. И сознание создаёт огонь само. Да, трансцендентной функции у него уже не будет, но обогревать жилище (читай: личность) он вполне сможет.

Таким образом, вместо того, чтобы осознать состояние инфляции и вернуться к норме, эго ещё больше усугубляет разрыв, пытаясь стать «как боги» (см. библейский миф о нефелимах).

Разумеется, это не может не вызвать ответной реакции со стороны трансцендентного (Божественного) в человеке: в личности появляется незаживающая рана, которую постоянно «атакует» бессознательное, пытаясь вернуть разум на путь истинный.

Примечательно, что именно Гермес (если брать этот вариант мифа) приковывает Прометея к скале: именно этот бог является психопомпом, то есть, проводником душ в греческой мифологии. Например, в мифе об Орфее именно он помог герою проникнуть в Аид — царство смерти. Выполняя роль посланника, в душе мы ассоциируем Гермеса с важнейшей «проводящей» (трансцендентной) функцией: это именно тот механизм, который позволяет с помощью символов «поднимать» из бессознательного образы, которые впоследствие ассимилируются в сознании (Сложно получилось. Попробую проще: метафорически Гермес выполняет «интегральную» роль, ответственную за «инсайты» и «скачки развития» в психике человека).

Освобождение Прометея

Подвиги Геракла — это классический героический эпос. Метафорой героя в аналитической психологии выступает обычно эго. Проходя свой путь через Тёмный лес, встречаясь со своим врагом–Тенью и спасая Аниму–Принцессу, эго развивается и становится взрослым.

Частью взросления является отказ от инфантильного поведения, характерного для детей и подростков, а также выравнивание своего места в мире. Поясню последнее: если взять период между ребёнком и взрослым (14-20 лет — 30 лет), то основной задачей личности в это время является манифестация эго, то есть, нахождение своего места в мире, выучивание правил игры в социуме, достижение поставленных целей (хотя бы в каком-то виде), создание собственной семьи, профессиональная самореализация и пр. На протяжении этой стадии эго постепенно переходит от юношеского максимализма, столь необходимого для свершений, к равновесию, характерному для среднего возраста. Выражаясь психологическими терминами, эго переходит из состояния крайней инфляции в некое подобие равновесие.

Мифологически это выражается как раз освобождением Гераклом (читай: героем, то есть, развившимся эго) Прометея. То есть, только пройдя классический путь героя (по Кэмпбеллу) мы можем освободить Прометея из лап орла и, что немаловажно, примириться с Зевсом, который в данном аспекте может символизировать как божественное (Zeus = Deus = (лат. Бог)) в человеке, так и архетип отца.

Вывод

Фактически, миф о Прометее показывает нам причину возникающих в инфантильный период проблем, последствия принятого решения, прогнозирует страдания и показывает путь избавления от этих страданий через героический эпос.

Разумеется, данный путь не является единственным, так как способов борьбы с инфляцией эго может быть много. Однако именно в психологическом ключе становится понятной каждая деталь мифа применительно к личной истории каждого человека.

Неочевидный вывод

Есть одно отличие в мифе о Прометее, которое выделяется от аналогичных мифологем героического пути. Обычно одним из первых шагов для героя является уход из дома (вариант изгнания из рая или стадия сепарации). В данном случае вместо этого мы видим метафору исчезновения огня, который у людей забирает Зевс.

Метафорически у нашей личности из-за инфляции эго забирается что-то ценное (огонь души), причём забирается не демоном, не злым богом, а главой всех богов (читай: либо архетип Отца, либо трансцендентная часть человека). Мы пытаемся это быстро вернуть или заменить чем-то схожим, но воспроизводим лишь форму, но не внутреннюю суть. И только пройдя путь героя, мы можем действительно соединиться с той часть души, которую символизирует Прометей.

В таком контексте, кстати, Прометей перестаёт быть символом разума, символом мятежа. Он больше не Азазель, дающий людям искусства и ремёсла, он не страдает во имя людей, как утверждали великие умы Возрождения. Он «падает» как Денница, во имя собственной гордыни, ибо хотел сделать людей подобным богам тогда, когда они ещё не прошли соответствующую часть пути.

Наиболее точные аналогии получаются либо нефелимы, либо Люцифер.

Автор: Smirik

Опубликовано 8 месяцев назад

Оставьте первый комментарий


Smirik © 2019 — 2020.