Об информационных пузырях и забытом направлении психологии

Моя статья о том, как мейнстрим за счёт информационных пузырей и ошибки выборки "убивает" смыслы.

Smirik

1 год назад

Telegram Подписывайтесь на канал в Telegram
«Наш мозг — как система национальных автострад. Проще ехать от одного хорошо известного места до другого, но вот те, что между ними — как бы в стороне. Они существуют, но большинство просто пролетает мимо» (с) Трасса 60
«Наш мозг — как система национальных автострад. Проще ехать от одного хорошо известного места до другого, но вот те, что между ними — как бы в стороне. Они существуют, но большинство просто пролетает мимо» (с) Трасса 60

Вспоминая классическую антиномию Оруэлл — Хаксли, иногда я ловлю себя на мысли, что реальность не обязана следовать строго одному пути, а может взять «лучшее» от каждого.

Некоторое время назад вновь была поднята дискуссия об «информационных пузырях», создаваемых вокруг современного человека, живущего в информационном обществе, его окружением: социальным кругом, лентой соцсетей, субъективной избирательностью в выборе источников информации при условиях информационного изобилия. Помимо очевидной узости подобной позиции есть ещё две интересных связанных проблемы.

Первая — мейнстримная направленность потоков информации. Говоря более простым языком: вероятность узнать не-мейнстримный факт с увеличением количества источников начинает стремиться к крайне малым значениям. Мы читаем, в основном, популярные темы, актуальные для «лидеров мнений» в соответствующих сегментах (кстати, необязательно жутко популярных: такие лидеры вполне могут быть локальными). Изредка это «разбавляется» личными мнениями наших друзей, однако и они подвержены той же проблеме.

В итоге: даже если что-то у кого-то есть на уме, совершенно не факт, что это будет манифестировано. А если и будет — то не факт, что будет замечено. Не удивлюсь, если со временем нейросети будут мягко «вырезать» подобный контент из лент по причине низкой популярности.

Вторая — поверхностность информации, этакий информационный фастфуд: новости, аналитическая аналитика аналитиков, смешные картинки, онлайн-курсы по обучению слепых слепыми и т.п.

В итоге формируется абсолютно искажённое представление о предмете, завязанное не на факты, а на интерпретации отдельных авторов, причём не самых лучших, что тоже логично: если мы готовим «информационный Биг-Мак», то нам не нужен для этого крутой шеф-повар. А книги, как жанр, равно как и лонгриды, потихоньку «вымирают», уступая в конкурентной борьбе.

Однако всё это — длинная прелюдия, хоть и необходимая, к, собственно, основной теме этого эссе — аналитической психологии.

Вообще, психология сейчас находится в очень странном положении: с одной стороны, классический психоанализ, равно как и его производные и вообще всё то, что обыватели привыкли называть «психологией», редко причисляется к так называемому «научному методу» и к «науке» вообще, так как есть ряд серьёзных вопросов к верифицируемости теорий. С другой стороны, есть нейронауки, в которых используются кибернетический подход к человеку, формально удовлетворяющий критериям «современного научного метода», однако оставляющий за скобками как большинство вопросов классической психологии, так и любые экзистенциальные вопросы. Как говорится: была бы проблема — а когнитивное искажение к ней мы найдём.

И здесь как раз ярко выражена первая из упомянутых выше проблем: всё зиждется на священном Граале «научного метода» и положениях кибернетического подхода. Это есть мейнстрим. И это автоматически «выводит» из игры всё то, что находится за рамками этого направления.

При этом на фундаментальные вопросы, которые в том числе ставились исходно ещё до создания психоанализа и активно хайлайтились в середине двадцатого века, наука, строго по-буддийски, отвечает благородным молчанием и/или утверждением о том, что «данные вопросы не имеют смысла и/или сами являются когнитивным искажением».

Собственно, даже слово «смысл» исчезает из такой психологии: какой может быть смысл у компьютера, пусть и основанного на биологическом материале (и не надо приводить в пример Харари — см. проблему №1 выше)?

Однако некоторые направления психологии давали ответы на эти вопросы и давали методы. И тут, прежде всего, можно и нужно вспомнить аналитическую психологию Карла Густава Юнга. Карл Густав Юнг: вид спереди.

Карл Густав Юнг: вид спереди.

Вообще, с именем Юнга связано огромное количество перевранных фактов и эпатажных утверждений, что посоревноваться с ним в этом может, наверное, только Алистер Кроули (Юнга хотя бы не обвиняли в гомосексуализме и кровавых жертвоприношениях). Суть аналитической психологии была искажена как популярной соционикой, «попсовыми» интерпретациями архетипов и коллективного бессознательного, так и самими последователями второго и третьего поколений, взявшими не сам метод, а только то, что сами в нём поняли, — разумеется, на выходе получился карго-культ.

А между тем именно аналитическая психология была задумана Юнгом как мост между объективной и субъективными реальностями восприятия, возможностью уйти от антиномии «внешний мир» — «внутренний мир» через синтез и трансформацию личности (см. Лекции Петерсона, ссылки в PS).

Обыватель, который хочет познакомиться с этим направлением в психологии, будет поставлен в очень непростое положение. С одной стороны, любой психоанализ де факто не признаётся современной наукой, поэтому рационального, взвешенного введения или обзора ожидать не приходится. С другой стороны, есть достаточно большое количество «популярной» литературы, которая якобы рассказывает об аналитической психологии, но на деле теряет основу и скатывается либо к розовым соплям и/или шизотерике.

Я не буду писать сейчас об основных терминах и методах юнгианской психологии. Не буду говорить об уже опопсевших терминах, широко известных современному образованному человеку: архетип, коллективное бессознательное, комплекс, функция и пр. Об этом проще прочитать в книгах, да и не в этом суть. Я попробую сфокусироваться на нескольких, на мой взгляд, важнейших тезисах, отличающих аналитическую психологию от других, которые имеет смысл знать, даже не интересуясь психологией Юнга.

1. Антиномия субъективная реальность vs объективная реальность

Одно из основных положений аналитической психологии заключается в том, что субъективная реальность ничуть не менее реальна для индивида, нежели объективная. Тот мир, который мы создаём в воображении, ничем не хуже для нас самих (а, во многом, даже лучше :)) того мира, который измеряют естественные науки посредством приборов.

Это, разумеется, не означает, что нужно срочно «забить» на объективную реальность и начать жить только внутри себя: этот тезис лишь устанавливает равновесие между двумя полярностями.

Можно привести даже «научную» аналогию здесь: попробуйте рассмотреть реальность через принцип дополнительности, аналогичный такому же принципу в квантовой механике: для верного описания необходимо в разных ситуациях использовать разные подходы (см., например, корпускулярно-волновой дуализм) . Кстати, один из отцов–основателей квантовой механики, Вольфганг Паули, активно использовал методы аналитической психологии и был хорошим другом Юнга.

Кстати, именно в этом тезисе заключается краеугольный камень, о который ломается большинство современной критики этого тезиса со стороны «научного метода». Фактически, мы говорим о том, что аналитическая психология и наука используют в самой своей основе разные системы аксиом. Нельзя критиковать Риманову геометрию, находясь в Евклидовой, за то, что в ней, о Боже, сумма углов в треугольнике бывает больше 180 градусов. Разные системы аксиом — разные утверждения — разная Истина.

2. Не тезис и антитезис, но синтез через парадокс

Бинарная логика стремится разделить наше представление о мире на категории. При этом наиболее простым подходом является, в силу самого основания нашей логики, принцип дихотомии, разделяющий всё на пары противоположностей: добро и зло, правда и ложь, тёмный и светлый, прекрасный и ужасный. Мышление выбирает наиболее подходящую категорию, тем самым сужая спектр вариантов до всего лишь двух.

Даже классическая формальная логика указывает на известную ошибку, называемую «ложной дилеммой»: когда вас просят выбрать одно из двух, существует, как минимум, и третий вариант: ни то, ни другое («выбирайте их или нас» предполагает наличие логически корректного варианта «не выбрать ни того, ни другого», ведь противоположные, а не противоречивые суждения, могут быть одновременно ложными).

Однако аналитическая психология делает шаг дальше: противоположные суждения могут быть и одновременно истинными в рамках конкретного индивида. Это — не двойные стандарты мышления и не искажения, но взгляд, допускающий наличие парадоксов мышления. Кстати, этот принцип можно сформулировать именно в таком ключе: мышление по своей природе содержит парадоксы, которые можно воспринимать как неотъемлемую часть системы.

Опять же — это не что-то новое, с чем человечество не сталкивалось ранее: ещё со времён Древней Греции парадоксы занимали умы философов многие поколения. Двадцатый век привёл в эту область и физику, где для действительного описания мира могут требоваться формально противоположные суждения. Да и количество парадоксов квантовой механики (как явных, так и смысловых) наводит на мысль о том, что простого бинарного суждения может и не хватить.

3. Апофения или синхрония

Апофенией в психологии называют когнитивное искажение, при котором человек видит связи там, где имеют место лишь случайные процессы.

Например, Вася вышел из дома, но вспомнил, что забыл кошелёк в квартире, вернулся, а в это время с крыши упал кирпич там, где Вася обычно ходит. Очевидно, что никакой физической связи между кирпичом и Васей нет, поэтому если Вася поверит в наличие такой связи, то совершит формальную ошибку. Разумеется, если исходить из чисто физического представления современной науки.

Однако эта точка зрения не единственная. Юнг и Паули выдвинули гипотезу (см. Карл Юнг. Синхрония: аказуальный связывающий принцип) о том, что события, происходящие в мире, могут связываться не только посредством причинности, но и посредством случайности. Иными словами, цитируя Кунг-фу Панду: случайности не случайны. В своей работе Юнг приводит ряд случайных событий, которые имеют колоссальное значение в контексте.

Сам этот принцип выглядит немного эзотерично: не зря ведь психологи придумали целое когнитивное искажение на этот счёт. Однако по факту можно определить вполне корректный с научной точки зрения тезис: нахождение связей между случайными событиями конкретным человеком в конкретном контексте имеет серьёзное (психологическое) значение для этого самого человека (я поставил «психологическое» в скобки для пояснения, но при этом, в силу принципа №1, это не есть гуд, так как психологическое ничуть не хуже физического). Иными словами, этот принцип можно соединить с первым, фокусируя внимание не на случайности связей, но на значении в контексте конкретного человека в конкретной ситуации.

Из простых бытовых примеров: думаю, каждый из нас замечал, что в некоторых ситуациях, кажется, вся Вселенная работает на вас — попадаются нужные люди, книги, ссылки, случайности выстраиваются в ряд в том виде, в котором они нужны сейчас. Человек попадает в «состояние потока», в котором быстро и чётко достигаются поставленные цели. Верно и обратное — может быть ситуация, когда Вселенная уже против, в этом случае затраченные усилия уже не окупаются. Принцип синхроничности в аналитической психологии выполняет роль барометра, указывая на важность (или не-важность) тех или иных событий для конкретного человека.

Вместо саммари

О дивный, новый мир
О дивный, новый мир

К сожалению, сложно уместить целое направление психологии в одну статью. Я сразу прошу не делать выводов на основании вышесказанного, так как материала и мыслей там недостаточно для того, чтобы сделать взвешенное заключение. Лучше обратиться к списку литературы в PS..

Разумеется, всё вышесказанное не является истиной в последней инстанции (если таковая вообще существует) и представляет лишь мой субъективный взгляд на альтернативную систему. Хорош он или нет — вопрос дискуссионный, хотя в последние годы социальные пространства по мотивам Госдумы перестают быть пространствами для дискуссий.

Главная идея этой статьи заключается в том, что мейнстримный догматично-сциентисткий взгляд для современного разумного человека не является единственным. При этом необязательно сразу мыслить категориями дихотомии «наука / религия», ведь дилемма «если не наука, то религия» и «если не религия, то наука» является ложной, — есть и третий, и четвёртый, и многие другие пути. Наука — это всего лишь конструкт, выполняющий определённую и, несомненно, очень важную функцию.

Как и в любом другом не-мейнстримном направлении, для погружения в аналитическую психологию нужно преодолеть множество сложностей: начиная от софистики современных апостолов и инквизиторов scientia и заканчивая фриками-альтернативщиками, смотря на которых начинаешь сочувствовать первым.

Зачем это вообще нужно? Затем, что печально, когда широта взглядов человека сужается до точки зрения. У точки нет площади, у точки нет расстояния. Точка — это не человек, а всего лишь функция, функция, очень хорошо описанная десятилетия назад Олдосом Хаксли.

P.S.

Краткая подборка «что читать в начале» (абсолютно субъективная):

  1. Карл Юнг. Тавистокские лекции.
    1. Карл Юнг. Воспоминания, Сновидения, Размышления. Сложная книга, которая читается легко. К ней следует подходить с открытым разумом.
    1. Джозеф Кэмпбелл. Тысячеликий герой (кстати, Джорд Лукас, да будет благословенно его имя, именно на основе архетипа героя создавал Звёздные войны; да и Кэмпбеллу на лекции тайком пробирался :).
  2. (Для учёных): Атом и архетип. Переписка Юнга и Паули.
  3. (Для религиозных): Карл Юнг. Ответ Иову.
  4. Юнг (хотя авторов больше). Человек и его символ.
  5. Джордан Петерсон. Лекции по личности и её трансформации (на английском, на русском). Здесь автор рассказывает не только про Юнга, но, скорее, про разные аспекты психологии личности, от исторических до современных, включая современные научные представления.
  6. Беннет. Что на самом деле сказал Юнг.
  7. Эдвард Эдингер. Сотворение сознания.
  8. Робин Робертсон. Введение в психологию Юнга. Потенциально неплохая книга для старта, даёт основные термины и определения.

P.P.S.

Самая большая беда аналитической психологии — это высокий порог входа. Чтобы понимать то, о чём пишут авторы первых поколений, нужно много изучать, начиная от мифологии и истории и заканчивая современными исследованиями в области биологии. Очень многие спорные тезисы перестают быть таковыми именно после прочтения источников.

Мораль: книги выше — не совсем лёгкое чтиво из серии «популярная психология». В некотором смысле они даже хуже теорфизики — там есть хотя бы свод базовых законов и рабочий матаппарат...

Автор: Smirik

Опубликовано 1 год назад

Комментарии к посту


Неплохая статья
smirik / 1 год назад
Я прочитала с удовольствием :)
clipmaker / 1 год назад

Ваш комментарий


Smirik © 2019 — 2020.