Тёмные искусства

Некоторое время назад я стал меньше читать научно-популярную литературу. Причина этого — это серьёзные вопросы к качеству соответствующей литературы, особенно, в формате журналистики.

Smirik

1 год назад

Telegram Подписывайтесь на канал в Telegram

Некоторое время назад я стал меньше читать научно-популярную литературу. Нет, мне по-прежнему интересны новости из мира науки, а также научные теории, но я стал предпочитать либо обращаться непосредственно к работам самих учёных, наблаго сейчас с повсеместным внедрением соцсетей это стало достаточно простым процессом.

В основном, это произошло по причине ухудшения качества (хотя и остаются "сильные" журналы типа "Природы") , но это — тема отдельной статьи.

В этой статье я бы хотел обсудить крайне интересную и популярную книгу Александра Панчина "Защита от тёмных искусств".

Сама книга посвящена критическому анализу оккультных и околооккультных феноменов с позиции науки (ну или того, что автор считает наукой). Однако насколько эта книга соответствует заявленному?

Попробуем разобраться вместе.

Премия Гудини и миллион Джеймса Ренди

В мире есть несколько премий, которые могут быть вручены тем, кто в научном эксперименте покажет наличие какой-либо экстрасенсорной способности. Цена вопроса — от миллиона деревянных (российский вариант) до миллиона долларов.

По всей книге алой нитью проходит мысль о том, что за всё время существования премий, они так и не были ни разу вручены, из чего неявно делается вывод о том, что с экстрасенсами — беда.

Для объяснения этого феномена можно воспользоваться замечательным рациональным методом, столь любимым автором.

  1. Как вы думаете, что сделают с человеком, показавшим любую паранормальную способность? В лучшем случае — объявят психом. В худшем — он станет завсегдатаем лабораторий с кляпом во рту и шампанским в ...
  2. Забудем на минуту тезис №1. Если у вас есть какая-либо возможность менять случайности (например, делать предсказания с помощью карт), то скажите, зачем вам эти жалкие миллион рублей / долларов и лишняя известность? Вы просто идёте на small cap market и имеете по 5-10% в день на обычной бирже. Можете на досуге посчитать, во что превратится 100,000₽ за год подобных развлечений ежедневно с учётом сложных процентов.

    Если это сложно, то всегда есть замечательные букмейкеры: при небольшой подстраховке можно и не светиться, и иметь свой гешефт. И думать не надо.

Это — два аргумента, лежащие на поверхности. Как организаторы премий могут рассчитывать на то, что к ним придёт любой мало-мальски серьёзный товарищ? Неубедительно.

Эксперимент Форера

В самом начале автор приводит известный тест американского психолога Бертрама Форера, когда тот предложил студентам пройти определённый тест, по результатам которого он обещал составить психологический портрет каждого. Сами эти портреты психолог взял из купленной в ближайшем киоске книги по астрологии, однако большинство студентов отметило отличное «попадание» характеристик.

Я не буду вдаваться в корректность этого теста, в том числе с позиций научного метода, который так приветствует автор (а ко многим психологическим экспериментам тех времён у современных учёных есть очень много вопросов), я не буду указывать на очевидное потенциальное влияние авторитета профессора. Я лишь приведу интересный случай одного из практиков аналитической психологии.

Однажды один человек решил доказать, что психоанализ не работает. Он пришёл к психоаналитику и начал ему рассказывать абсолютно вымышленную историю про себя. Прошло достаточно много сеансов. \
В конце концов анализанд признался, что всё это выдумал и что все трактовки аналитика не имеют под собой никакого основания, что всё, что он рассказывал, — это ложь. На что психоаналитик заметил: «А вы уверены, что это действительно ложь?».

Логика аналитика заключается в том, что даже придумывая определённую фантазию, человек тем не менее вкладывает в неё часть своей психики.

Ошибка индукции

Другой пример, который приводит автор, — это случай, произошедший с журналисткой, которая начала видеть «призраков», однако обнаружила в результате исследования, что причиной «видений» был угарный газ.

Судя по всему, в данном конкретном случае причины были действительно в угарном газе, хотя отмечу, что абсолютно не доказана причинно-следственная связь между видениями, подавленным состоянием, ощущением близости смерти и утечкой угарного газа (ссылочки на исследования бы пригодились, где бы чётким экспериментом показывалась прямая взаимосвязь симптомов и причины). Но даже если принять этот факт, то налицо — один единственный случай. Я лично знаю с десяток абсолютно противоположных. Означает ли это, что я должен сделать обратный выбор, ведь 10>1?

Разумеется, нет. Индукция — это хороший метод для прогноза, но индукция не гарантирует истинности выводимого суждения.

Психологический аспект этой истории также интересен. Я не знаю всех деталей, однако последующее поведение журналистки, начавшей писать о рациональных объяснениях сверхъестественного, называется энантиодромия, поэтому даже имея вполне научное объяснение, мы не можем сделать однозначный вывод о влиянии данного феномена на личность.

Софистика

В этом же примере автор высказывает суждение о том, что именно благодаря науке журналистка выжила, и что он «подспудно» ставит себе такую же цель, публикуя эту книгу.

Я не знаю, действительно ли благодаря обращению к скептикам выжила эта журналистка и не вижу прямых причинно-следственных связей, хоть есть и серьёзные аргументы. Однако опять же, делать вывод на основании одного единственного случая — нонсенс.

Однако утверждение насчёт спасения жизни — это хороший приём в плане контекста. Все ведь любят спасать жизни? Видя перед автором собой столь благородную цель, читатель начинает ему невольно симпатизировать, тем самым уменьшая критичность восприятия.

Дементоры

Очень интересная глава про сонный паралич — помимо весьма впечатляющих фактов об исследованиях между повреждениями головного мозга и психическими симптомами, автор даёт множество ссылок на соответствующие работы, из которых можно составить объективное мнение о физической составляющей данного феномена.

Кстати, приводится серия интересных экспериментов с фантомными конечностями: сразу вспоминается Гом Джаббар из Дюны...

Однако опять мы сталкиваемся в тем же приёмом, что и ранее: приводится пример женщины, у которой дочь страдала лунатизмом, а та думала, что в неё вселился демон и зарезала её. Автор делает вывод о том, что если бы люди больше знали о сонном параличе, этой трагедии бы не произошло.

Опять я оставлю за скобками тот факт, что мы не знаем, что и почему произошло — нет чёткой причинно-следственной связи. Возможно, были проблемы в семье, возможно, у женщины было психическое расстройство. Много гипотез, мало фактов.

Однако вывод просто-напросто некорректен: люди постоянно гибнут в огромных количествах. Например, в ДТП. Знают ли они о том, что не надо нарушать ПДД? Знают. Знают ли они о том, что соблюдение правил уменьшает риск? Знают. И что?

Совершенно неясно, почему знание о научном объяснении феномена должно способствовать уменьшению количества подобных трагедий. Хотя, конечно, вывод звучит в контексте ну уж очень красиво...

Кстати, вполне допускаю, что религиозное объяснение с правильным подходом со стороны церкви вполне может дать сравнимый, а то и лучший показатель. Или психологическое. Почему единственный выход — это принятие научного объяснения данного факта — непонятно абсолютно.

Инферналы

В целом, достаточно нейтральная глава, рассказывающая о феномене околосмертных переживаний (ОСП), ставших популярными после выхода в 70-х годах ХХ века книги американского психиатра Реймонда Моуди «Жизнь после смерти», где он систематизировал ощущения в тысячях случаев клинической смерти.

Единственно, что можно было бы добавить в эту главу сейчас, в 2019 году, — это ссылку на исследование учёных из Имперского колледжа Лондона о том, что препарат ДМТ, введённый человеку, неплохо имитирует ОСП (на небольшой выборке одинарным слепым исследованием было показано, что корреляция есть).

Выводы в главе также сделаны весьма корректно: действительно, ОСП нельзя считать доказательством чего бы то ни было, равно как верно и то, что не всегда нужно доверять собственным ощущениям. Хотя я бы и тут добавил, что их, как минимум, всегда нужно анализировать, причём не только в физическом, но и в психическом аспекте.

Авогадро Кадавр

В целом, тоже достаточно спокойная глава, хотя, конечно, ошибка выборки, о которой упоминает автор, присутствует и в его рассуждениях: рассматриваются негативные случаи, например, экзорцизма, но при этом не анализируются положительные.

Ватикан некоторое время назад опубликовал специальную инструкцию для современных экзорцистов, как действовать в тех или иных ситуациях. Примечательно, что участие врача и его диагноз ныне являются обязательными перед любым сеансом, по крайней мере, в католической церкви. Однако несмотря на это, Ватикан отмечает, что на 5-10 тысяч обращений имеются 1-2, которые врачи не в состоянии объяснить медицинскими причинами. Быть может, потому что уровень развития современной науки недостаточен, а, быть может, и из-за чего-то другого.

Также утверждение о том, что неверие является лучшей защитой, как минимум, дискуссионно. Разумеется, его невозможно опровергнуть, так как всегда остаётся аргумент «ну, раз сработало, значит, в глубине души он(а) таки верил(а)». Однако истории известны случаи, когда от якобы «оккультных» вмешательств страдали и люди, утверждающие, что не верят в сверхъестественное (см. А. Мень, первый том; см. К. Фламмарион; см. К. Юнг). Конечно, не стоит сбрасывать со счетов и случайные факторы, однако если мы говорим об объективности, то указать на наличие другой точки зрения, а не высмеивать её огульно, — признак хорошего тона.

Тем не менее, отмечу, что рассуждения о доверчивости (пример с нигерийскими принцами) — это очень важный элемент современного миросозерцания. Критическое мышление — необходимая черта, если мы хотим не попадаться «на удочку» очередных мошенников, которые постоянно совершенствуют свои техники. Недавно как раз Россию захлестнула волна банковских мошенничеств, когда звонившие знали существенно больше информации, а поэтому легко входили в доверие к людям, обычно умеющим отличать правду от лжи. Каюсь, сам чуть не попался, однако меня спасло то, что за день до звонка я прочитал статью об этом виде мошенничества, а посему был немного подготовлен. Соглашусь с тем, что в данном конкретном случае знание о таких вещах — залог успеха.

Окклюменция

Глава о ложных воспоминаниях. Начинается эта глава с интересного опыта, имевшего место быть у автора. Отмечу, что история, упомянутая выше про психоаналитика и анализанда, рассказывавшего ложную информацию, крайне актуальна тут. В качестве гипотезы можно утверждать, что содержимое ложного воспоминания имеет высокую ценность для конкретного индивида и должно быть проанализировано, если индивид хочет разобраться в хитросплетениях своей психики. Конечно, это — всего лишь гипотеза, столь же верно может быть и обратное утверждение, что ложное воспоминание суть бессмысленный набор осмысленных образов.

Прорицания

В главе рассматриваются несколько феноменов. Первый — апофения. Апофенией в психологии называют когнитивное искажение, при котором человек видит связи там, где имеют место лишь случайные процессы.

Автор приводит ряд примеров, где рассказывается о том, как люди находили закономерности там, где их нет.

Несомненно, всё это имеет место быть, когда мы рассматриваем данный феномен в объективном контексте: например, пытаемся найти знаменитые «каналы Марса» или «обнаружить N-лучи». Однако можно взглянуть на проблему и с другой стороны, с субъективной, задавая вопрос: «Почему я вижу закономерность там, где объективно её нет».

Процитирую свою же статью:

Юнг и Паули выдвинули гипотезу (см. Карл Юнг. Синхрония: аказуальный связывающий принцип) о том, что события, происходящие в мире, могут связываться не только посредством причинности, но и посредством случайности. Иными словами, цитируя Кунг-фу Панду: случайности не случайны. В своей работе Юнг приводит ряд случайных событий, которые имеют колоссальное значение в контексте.

Сам этот принцип выглядит немного эзотерично: не зря ведь психологи придумали целое когнитивное искажение на этот счёт. Однако по факту можно определить вполне корректный с научной точки зрения тезис: нахождение связей между случайными событиями конкретным человеком в конкретном контексте имеет серьёзное (психологическое) значение для этого самого человека (я поставил «психологическое» в скобки для пояснения, но при этом, в силу принципа №1, это не есть гуд, так как психологическое ничуть не хуже физического). Иными словами, этот принцип можно соединить с первым, фокусируя внимание не на случайности связей, но на значении в контексте конкретного человека в конкретной ситуации.

Из простых бытовых примеров: думаю, каждый из нас замечал, что в некоторых ситуациях, кажется, вся Вселенная работает на вас — попадаются нужные люди, книги, ссылки, случайности выстраиваются в ряд в том виде, в котором они нужны сейчас. Человек попадает в «состояние потока», в котором быстро и чётко достигаются поставленные цели. Верно и обратное — может быть ситуация, когда Вселенная уже против, в этом случае затраченные усилия уже не окупаются. Принцип синхроничности в аналитической психологии выполняет роль барометра, указывая на важность (или не-важность) тех или иных событий для конкретного человека.

Иными словами: заблуждение апофения или нет — зависит от того, с какой точки зрения на неё смотреть и как полученную информацию применять. Односторонний взгляд на проблему, как мне кажется, отбрасывает слишком много.

Астрология

Вторая часть этой главы посвящена астрологии. В целом, приводится много примеров, когда учёные или популяризаторы пытались проверить истинность вульгарной (читай: популярной) астрологии с научной точки зрения. Разумеется, с закономерным финалом.

Этот аргумент contra не нов и существует, наверное, уже сотню лет, а то и более. Однако насколько он корректен?

Во-первых, и в книге, и в упомянутых статьях речь идёт о популярной астрологии и популярных авторах. Какое они имеют отношение к астрологии кроме названия — я не знаю. Это — бизнесмены, которые зарабатывают деньги на сфере entertainment. Хороший это способ или плохой — зависит от реализации, да и не об этике речь. Нельзя оценивать целое направление по медийным представителям. Полагаю, что этот тезис можно применить ко многим областям нашей жизни, а не только к астрологии.

Во-вторых, указывается, что астрология не соответствует критериям научного метода. Цитирую:

Объединяет все эти направления то, что до сих пор никому из сторонников астрологии не удалось продемонстрировать, как обнаруженные ими закономерности, знания предков или личный опыт подтверждаются в тщательно проведённом научном эксперименте.

Полагаю, что данное утверждение действительно верно, иначе такой шанс пиара астрологи бы не упустили. Однако подобное утверждение является внутренне противоречивым: астрология и наука исходят из разных предпосылок. Разумеется, если взять исходные предпосылки науки, то в них астрология окажется ложной, равно как если взять предпосылки астрологии, то философия науки окажется противоречивой.

Это суждение можно сформулировать более корректно, убрав софистику: астрология не является наукой согласно пониманию науки, которого придерживается автор (хоть автор и не даёт определение, однако по косвенным признакам типа двойного слепого метода, фальсифицируемости, прогнозируемости и пр. можно рискнуть сделать подобное суждение).

Сравните авторский текст и этот: высказана одна и та же мысль, но каково различие в восприятии. Воистину журналистика — продажная девка империализма.

Легко критиковать что угодно, не пытаясь разобраться в истоках и идеях, используя противоположную систему базовых аксиом и исследуя не самых лучших представителей.

Я не утверждаю, что астрология — это хорошо, я лишь говорю о том, что предложенные в главе методы больше похожи на софистику. Замените слово «астрология» на «финансовый анализ»: уверяю, большая часть утверждений останется такой же, что наводит на мысли...

Тёмный лорд

Эта глава содержит самое страшное и непростительное, что только мог сделать человек: автор называет Тёмного лорда по имени... Тёмный лорд недоволен магглом и смотрит как-то неодобрительно.
Эта глава содержит самое страшное и непростительное, что только мог сделать человек: автор называет Тёмного лорда по имени... Тёмный лорд недоволен магглом и смотрит как-то неодобрительно.

Рассуждения на тему неэффективности молитв при научном изучении вопроса я оставлю за скобками, так как суть претензий будет аналогична уже рассмотренной выше. Равно как можно пропустить и образ верующего, который почему-то всегда идёт в комплекте вместе с «верит фактам вопреки», «верует, ибо абсурдно» (Тертуллиан, кстати, так не говорил. Его мысль была другой и весьма сильной и поныне).

Однако некоторые социальные тезисы мне показались сомнительными, однако они подкреплялись ссылками. Рассмотрим несколько из них.

«Верующие хуже справляются с тестами на когнитивную рефлексию по сравнению с неверующими»

Если подходить к этому суждению формально, то оно, собственно, ничего не означает: ну справляются хуже с тестами — да и шут с ним. Однако если читать между строк (хоть это и является когнитивным искажением :)), то «проглядывает» тезис, что якобы верующие хуже мыслят нежели неверующие. Давайте попробуем разобраться, насколько оба тезиса подкреплены ссылками, указанными автором.

Одна из ссылок ведёт на статью Atheists and Agnostics Are More Reflective than Religious Believers: Four Empirical Studies and a Meta-Analysis, опубликованную в рецензируемом научном журнале PLoS One.

Во-первых, сразу же видно по названию, что речь в статье идёт не о верующих и неверующих, а об атеистах и агностиках и религиозных людях. Всё-таки русский язык имеет достаточно чёткое отличие верующего человека от религиозного. Да и агностиков нельзя, например, отнести к очевидно неверующим. Поэтому даже формально текст должен звучать по-другому: «Религиозные люди хуже справляются с тестами на вопросы с интуитивно-неверным ответом по сравнению с атеистами и агностиками». К тому же, испытуемым позволяли выбрать только, фактически, между тремя опциями: религия, агностицизм и атеизм, хотя по факту типов верований существенно больше (я вот в этом списке не знаю, куда себя приткнуть).

Выборка также вызывает вопросы: все испытуемые были студентами одного университета. Мягко говоря, это вносит систематическую ошибку в исследование. Женщин было в два раза больше, чем мужчин (было бы интересно посмотреть на те же числа, только в разрезе по гендеру). Возраст испытуемых также составлял 20 плюс-минус 6 лет, поэтому можно говорить и о систематической ошибке возраста. Особенно странно это смотрится в контексте следующей главы, где автор вполне справедливо указывает на феномен ошибки «техасского стрелка» и, в частности, приводит пример с систематической ошибкой возраста, который не помешало бы применить и к этим ссылкам также.

Методика оценки умения мыслить аналитически также вызывает вопросы и напоминает знаменитые тесты IQ. Например, можно легко выдвинуть гипотезу: атеисты больше изучали точные науки, поэтому оказались лучше подготовлены к данному конкретному виду теста (что абсолютно не говорит об аналитическом мышлении в целом).

Статистическая обработка, как всегда в психологических работах, крайне слабая и опирается на стандартные критерии типа Пирсона. Сами вопросы также неизвестны, поэтому сложно оценить их корректность и нейтральность. Сказано лишь, что это — вопросы с подвохом, что наводит на мысли.

В общем, это исследование действительно примечательно, но на его основе никаких серьёзных выводов сделать невозможно. Более того, я уверен, что смогу провести примерно такое же исследование с диаметрально противоположным результатом, просто чуток поигравшись с входными параметрами, но оставив их в той же логике, что и исследователи статьи.

Вторая статья, на которую ссылается автор, называется Analytic cognitive style and cognitive ability differentially predict religiosity and social conservatism. В ней авторы ещё больше упростили исследование и взяли даже не студентов, а Amazon Mechanical Turk, что никак не уменьшило систематическую ошибку.

В этом исследовании опять речь не о вере, а исключительно о религиозности. Если внимательно прочитать выводы, то можно отметить, что авторы очень аккуратно высказываются насчёт обнаруженных закономерностях.

В завершении главы есть ряд перечислений, что мы делаем не так. Я умолчу о том, что морализаторство — это области философии и этики, а не научпопа, но всё же упомяну лишь одно утверждение: «Доверяем больше личному опыту, чем объективным фактам». Собственно, тут возникает вполне резонный вопрос: почему это плохо?

Последующие главы

В целом, в следующих главах присутствует больше философских рассуждений, нежели какой-то конкретики. Все эти рассуждения с позиции современного научного метода хорошо объясняются, поэтому формальных вопросов к ним нет. Другое дело, что слово предоставлено только защитникам от тёмных искусств или фрикам, в то время как сами тёмные искусства остаются у обочины.

Заключение

Защита от тёмных искусств, несомненно, хорошая книга. Если вам интересны замечательные факты из области современных нейронаук, психологии и немного физики, то её смело можно рекомендовать.

Эта книга написана в жанре журналистского расследования. Научная аккуратность и корректная причинно-следственная линия принесены в жертву громким высказываниям, выглядящим, на первый взгляд, логично, но вызывающим много вопросов при внимательном изучении — от непосредственно логических импликаций и заканчивая верификацией источников, которыми подкрепляются суждения в произведении.

Я не знаю, где Истина и я знаю, что я точно ошибаюсь в своём мнении.

Автор: Smirik

Опубликовано 1 год назад

Оставьте первый комментарий


Smirik © 2019 — 2020.