Ещё один великолепный миф о том, какую роль играет личный миф в жизни человека

О том, почему мы любим мифы, как Гарри Поттер связан с классической мифологией и что такое личностный миф.

Smirik

1 год назад

Telegram Подписывайтесь на канал в Telegram

Человек никогда не реализует всех своих возможностей, пока остаётся прикованным к земле. Мы должны взлететь и покорить небеса. Икар (эпиграф к главе 10 книги Роберта Асприна «Ещё один великолепный миф»).

Мы любим мифы. Этот вывод легко сделать, посмотрев на популярность фильмов и книг как по классической мифологии (Король Артур, Беовульф, Геракл/Зена и пр.), так и по адаптированным сюжетам (Вселенная Marvel, Звёздные войны, Гарри Поттер, хроники Нарнии, Властелин Колец, Американские боги...). Какими бы рациональными не были XX & XXI века, старые темы всё ещё остаются актуальными.

В 1949 году американский учёный–религиовед Джозеф Кэмпбелл публикует свою самую известную работу «Герой с тысячей лиц» (или «Тысячеликий герой»). Вдохновлённый именно этой работой в 1970-х годах Джордж Лукас пишет сценарий и выпускает блокбастер «Звёздные войны», ставший культовым как минимум на следующие 50 лет, а Стэнли Кубрик снимает свой крайне «сильный» фильм «Космическая одиссея 2001».

Герой с тысячей лиц
Герой с тысячей лиц (Amazon)

Эту книгу стоит прочитать, однако если кратко сформулировать основную суть, то Кэмпбелл убедительно показывает, что в мифологии разных народов присутствует универсальная мифологема героя — человека (или существа), который вынужден покинуть дом («Мать») в результате стечения обстоятельств («Вызов»), пройти тернистый путь с помощью помощников («проводник», «Мудрый старец») и соратников («Друг»), сразиться со злом («Тень»), спасти принцессу («Анима») или страну («Отец/Злой Король»). Сама история известна абсолютно каждому, кто читал мифы или сказки: вспомните историю об Илье Муромце или об Иванушке-дурачке.

Образ героя, его путешествия и тех, с кем он взаимодействует, действительно универсален, и огромная заслуга Кэмпбелла заключается в том, что он это убедительно показал, проанализировав огромное количество совершенно разных источников и сведя их воедино. Отдельно следует отметить, что автор не просто говорит о занимательном факте, а проводит параллели между мифами и развитием личности («индивидуация») в аналитической психологии, что делает эту книгу не просто «очередным исследованием мифов», а, скорее, практическим руководством к действию.

Мальчик-который-выжил

Мальчик, который выжил и архетип героя
Мальчик, который выжил и архетип героя (Unsplash)

Для меня наиболее типичным представителем мифологемы героя является серия книг английской писательницы Джоан Роулинг «Гарри Поттер». Действительно, что мы видим по прошествии семи книг (осторожно, спойлеры):

  1. У нас имеется Главный Герой — Мальчик-который-выжил.
  2. Он живёт в не-своём, не-родном доме. Его настоящий дом — это мир магии, но он об этом не знает. Он — пришелец, чужой среди своих. Последнее выражается в его самоуничижении, выраженном в комплексе неполноценности: он — не такой как все, а, следовательно, плохой.
  3. Он постоянно получает незаслуженных «люлей» от родственников. В какой-то момент он делает первое сознательное действие, чтобы противостоять родственникам («Дракон»/«Мать»), — вырывает письмо и узнаёт о том, что он — маг (герой). Это ещё не борьба, но, как минимум, манифестация эго.
  4. Он ещё не верит в магию, но в его душе появились зёрна сомнения: может быть, это — правда? И он встречает Хагрида — «проводника» в магический мир, настоящий мир, его мир.
  5. Там же он впервые узнаёт о Том-кого-нельзя-называть («Тень» / Враг), но об этом — позже.
  6. Но проводник не будет за него делать всю работу. Чтобы попасть в свой мир, ему нужно пройти первое испытание — попасть на платформу 9 и 3/4, платформу, которой не существует для магглов. Гарри Поттер должен её найти, ведь иначе он останется магглом.
  7. Это — серьёзное испытание, которое может быть не под силу даже взрослому, не то, что юному волшебнику. Но он встречает друга (семейство Уизли), который живёт в мире магии и готов помочь. С помощью друга Гарри Поттер проходит инициацию и становится на путь волшебника.
  8. Сразу же его ставят опять перед выбором: Гриффиндор (факультет героев) или Слизерин (факультет властителей). Выбор действительно труден и ситуация складывается так, что ему нужно идти на Слизерин, ведь он — великий герой, мальчик, который выжил; его место — на факультете славы, в Слизерине. Но опять «друг» помогает сделать «верный» для истории выбор.
  9. И Гарри очаровывается волшебным миром, миром, который открылся ему, миром, который является для него родным. Теперь он — дома.
  10. Он начинает потихоньку двигаться к своей первой важной цели — пониманию того, кто он. В этом ему помогает его «Тень» — Тёмный Лорд — который постоянно «подкидывает» ему проблемы. На первом курсе он обещает ему вернуть самое дорогое, чего никогда не было у сироты, — родителей. Но Гарри проходит это испытание с честью. Здесь впервые также проявляется и незримая помощь со стороны «Мудрого Старца» — профессора Дамблдора, который подсказывает главному герою, как можно достать философский камень из зеркала. Причём это может сделать только сам Гарри, а не его Тень, Тёмный Лорд.
  11. На втором курсе мы сталкиваемся и с первыми проблемами: после дуэли весь Хогвартс считает, что раз Гарри Поттер — змееуст, то он — наследник Слизерина и, следовательно, тёмный маг. В душе героя возникают сомнения в том, насколько он — светлый.
  12. Решить эти сомнения ему помогает спасение Джинни Уизли («Анимы»–принцессы), где он, жертвуя собственной жизнью, защитил то, во что верил. И Вселенная ему ответила через Deus ex machina — слёзы Феникса, символа рубедо, которые не дали умереть герою.
  13. Гарри Поттер растёт и развивается, совершенствуясь в своих навыках. Наконец, он готов к первой встрече со своей Тенью: Тёмный Лорд восстаёт из мёртвых и захватывает Гарри Поттера. Впервые герой видит последствия действий своего врага — его приятель Седрик Диггори умирает от руки приспешника Тёмного Лорда.
  14. Тень слишком сильна, поэтому Гарри Поттер убегает. Он не может сейчас бороться с Тёмным Лордом, поэтому выбирает тактическое отступление.
  15. Но это не проходит для него даром: на пятом курсе, через свои сны, он осознаёт, что в нём есть тёмная сторона. Он видит, как «он» (Тёмный Лорд / Тень) пытается убить того, кто ему дорог, Артура Уизли, отца «друга».
  16. В его психике начинается борьба противоположностей, борьба добра и зла, выразившаяся в кульминации — ментальной дуэли Героя и Тени, Гарри Поттера и Тёмного Лорда. Через принятие своей тёмной стороны и утверждение, что она не есть он весь, он выходит победителем в этой дуэли. Вселенная же отвечает на эту победу появлением «Мудрого старца», профессора Дамблдора, который защищает главного героя от разъяренной Тени.
  17. Герой растёт, и он понимает, что должен столкнуться с Тенью один на один. Мудрый старец не может защищать его вечно: Дамблдор погибает.
  18. Тень хитра и сильна — её нельзя победить просто так: нужно найти и уничтожить все те «подарочки», которая она оставила в душе главного героя.
    • Нужно получить помощь не только от людей, но и от волшебных существ — «проводников», Кричера и Добби. Так уничтожены два кресткража (формально, не самими эльфами, но с помощью домовиков).
    • Нужно «не потонуть» в богатстве (сейф Беллатрисы и проклятие золота) и научиться действовать «грязными методами» (тёмное проклятие «Империус» на гоблина), ведь действуя только светлыми методами Тень остаётся в вытесненном состоянии. Так уничтожен ещё один кресткраж.
    • Нужно примириться с теми, кто кажется врагом (Малфой), но таковым не является. Нужно осознать, что зло, которое Гарри видит в других, на самом деле является проекцией его тёмной стороны. Так уничтожена диадема.
    • Нужно вдохновить других на борьбу, ведь один в поле — не воин. Так Луна помогает Гарри найти Серую Даму, а Невилл побеждает Нагайну и уничтожает последний кресткраж.
  19. Но в конце Гарри узнаёт, что сам является кресткражем. Пока он жив, будет жить и Тёмный Лорд («Пророчество»). Пока его эго считает себя единственным, кто достоин жить в личности Главного Героя, он не сможет победить. И герой принимает решение пожертвовать жизнью («Жертва»). Это — его последняя инициация. Парадокс: он видит призраки родителей, так как в его руках Воскрешающий камень; он является повелителем смерти, собравшим все три Дара Смерти. Но он больше — не мальчик-который-выжил. Он — мальчик-который-должен-умереть.
  20. Он встречается с Тенью, один на один, лицом к лицу. Он готов умереть. И Тень наносит удар.
  21. Он умирает и воскресает, но уже в новом качестве: теперь он больше не мальчик-который-выжил. Он интегрировал свою Тень через инициацию. Гарри Поттер победил Тёмного Лорда. Гарри Поттер стал мужчиной.
  22. На этом заканчивается путешествие героя, но не путь человека.

Анализ

Человек и Его Тень
Человек и Его Тень (Unsplash)

Анализируя этот путь, нельзя не отметить, что он характерен не только для персонажей из книг. Не помню, но кто-то как-то заметил, что книги Джоан Роулинг «растут» вместе с читателем. Это и выражает миф о герое — миф об эго, которое должно родиться, повзрослеть, выйти в мир, найти друзей, совершить великие дела, встретиться лицом к лицу со своей тёмной стороной и принять её.

Мифологический взгляд на жизнь помогает нам понять перепитии тех или иных событий. Мы можем принять этот взгляд или отказаться от него, однако как показывают мифы, если герой отказывается от «вызова», то последствия не заставят себя ждать. В реальности это выражается в виде неврозов и активированных комплексов.

Например, не интегрировав свою тень, человек к середине жизни вполне может стать фанатиком и консерватором. Не зря говорят, что, например, ярые противники гомосексуализма сами обычно являются латентными геями. Речь необязательно идёт об их сознательной стороне, но сама идея у них находится в вытесненном состоянии во власти Тени, которая со временем становится всё сильнее и сильнее, ведь мы растём и больше узнаём о мире, а, следовательно, и больше вытесняем. И в какой-то момент борьба из сферы психики переходит в сферу реальности, так как эго уже не в состоянии без дополнительной опоры в виде манифестации сдержать порывы Тени. Только приняв свою теневую сторону, можно разрешить этот конфликт и продолжить путь.

Часто мы не знаем, что делать и потому ищем ответы. Эти ответы можно найти не только в вине (хоть и in vino veritas) или в догматичном отрицании, но в мифе. Мы чувствуем это и потому часто испытываем симпатию к соответствующим произведениям искусства и кинематографа.

Однако не стоит считать, что мифы — это сказки примитивных дикарей, не имевших научного знания. Хотим мы того или нет, но они остаются живыми. Вспомните сериал «Американские боги»: что скажете насчёт новых богов — Техномальчика, Медиа, Города, Мистера Мира?

Эдвард Эдингер в своей работе «Творение сознания» пишет:

История и антропология учат нас, что человеческое общество не в состоянии долго существовать, если его члены лишены психологической общности, в которой центральное положение занимает живой миф. Благодаря такому мифу бытие приобретает смысл для индивида.

Миф не обязан реализовываться в виде живой веры в религию, богов или какие-то доктрины. Манифестации могут быть совершенно разными, а способы утверждения вполне могут базироваться на субъективном опыте и рационализме, а не на вере.

В этом, кстати, заключён один из важнейших аспектов, которые полезно принимать во внимание современному человеку: необязательно верить во что-то, необязательно верить в какой-то общий миф, например, христианскую Троицу. Достаточно честно сказать себе, во что я действительно верю: в свой собственный миф, в себя-кто-не-есть-только-эго. Юнг в своей автобиографии пишет:

И тут же сам собой возник вопрос: чего же, собственно говоря, мне удалось достичь? В христианском мифе — мог бы прозвучать ответ. «Но живёшь ли ты сам в этом мифе? — спросил я себя и ответил. — Если быть честным — нет. Это не тот миф, в котором я живу». Так что ж, у человечества больше нет никакого мифа? Очевидно, у человечества и вправду больше нет никакого мифа. Но в таком случае какой же твой миф — миф в котором ты живёшь? Мой диалог с самим собой приобрёл не совсем приятный оборот, и я прекратил думать на эту тему. Я зашёл в тупик.

Впоследствии Юнг нашёл ответ для себя на этот вопрос. Очевидно, что его ответ «работает» только для него. Но в этом и заключается мысль: настало время личного мифа. Настало время перейти от коллективного Логоса к субъективному. И в этом переходе нам может помочь старый добрый миф.

Автор: Smirik

Опубликовано 1 год назад

Оставьте первый комментарий


Smirik © 2019 — 2020.