Сознание в тени разума сэра Роджера Пенроуза

Самой популярной книгой сэра Роджера Пенроуза является, наверное, «Новый ум короля». Однако я хочу сфокусировать внимание на другой его, более поздней книге, — «Тени разума. В поисках Науки о сознании». В этой книге автор фокусируется на феномене сознания — что это такое и можно ли это воспроизвести.

Smirik

1 год назад

Telegram Подписывайтесь на канал в Telegram

Известный американский астроном Карл Саган как-то сказал:

Если вы скептик и только скептик, новым идеям до вас не достучаться... нет, от скептицизма в чистом виде пользы мало.

Вообще, гениальных математиков и физиков часто тянет на философию — взять небезызвестного Карла Поппера, чья философия местами очень сильно напоминает идеи Платона. Во многом прав был тот, кто сказал, что вся философия суть комментарии к Платону.

Сэр Роджер Пенроуз
Сэр Роджер Пенроуз (Циклопедия)

Не стал исключением в этой плеяде и знаменитый британский математик сэр Роджер Пенроуз — создатель теории твисторов, гипотезы «космической цензуры» (которую, кажись, в сильной форме несколько лет назад опровергли) и множества других интересных открытий в области комплексных чисел, квантовой механики и теории относительности.

Но не только этим он примечателен: сэра Пенроуза на протяжении его жизни также занимал и феномен сознания — что это такое и можно ли это воспроизвести. Если вы откроете учебники по психологии или, не дай Бог, по философии, то увидите, что нет ни то, что единого определения, а даже и намёка на оное. И если с эмпирическим феноменом (наблюдаемое сознание, то, чем мы постоянно пользуемся в жизни) мы можем делать какие-то умозаключения, то с теоретическим (конструкт) дело — швах. Для пояснения различия я бы привёл в пример следующую аналогию: из уравнений теории относительности следует, что могут существовать сингулярности пространства-времени, прозванные чёрными дырами. Это — теоретический конструкт. Астрономы давно уже косвенно (и иногда даже напрямую) наблюдают некоторые сверх-массивные объекты в разных областях Вселенной. Их тоже называют чёрными дырами. Это — эмпирический объект. С точки зрения чистой логики совершенно не факт, что то, что было предсказано теорией и то, что мы наблюдаем в эксперименте, суть одно и то же. Та же логика и с сознанием.

Однако в отличие от философов сэр Пенроуз подходил к вопросу о сознании с позиций технической науки, что и представляет собой особый интерес. В отличие от многих учёных, которые всё сводят исключительно к существующим моделям, он не стал ставить рамки, что, на мой взгляд, и повысило планку его книг.

Самой популярной книгой сэра Роджера Пенроуза является, наверное, «Новый ум короля». Однако я хочу сфокусировать внимание на другой его, более поздней книге, — «Тени разума. В поисках Науки о сознании».

О чём оно?

Несомненно, сама проблематика воспроизведения сознания имеет вполне чёткую и коммерческую задачу: искусственный интеллект. Подходов к решению я бы выделил несколько: от простейшего физикалистского до эпифеноменального. Различие между ними вполне поддаётся объяснению: в первом случае мы понимаем, что делаем. Во втором — мы просто пытаемся воспроизвести феномен. Разумеется, речь идёт об эмпирическом сознании, ведь именно оно представляет ценность.

Сложность предмета заключается также в том, что и субъект, и объект исследования в данном случае представляют единое целое — человека.

О чём же идёт речь в книге? Прежде всего, автор даёт весьма хорошее теоретическое введение в проблематику: от искусственного интеллекта, его свойств, видов, типов, до основ квантовой механики. Последнее особенно интересно, так как сэр Пенроуз фокусирует своё внимание не столько на самих формулах, сколько на смыслах и, главное, — парадоксах (или, как сказал бы Зенон, апориях), которые возникают в силу другой природы микромира.

Разумеется, приходится затрагивать и смежные темы: логику, теорию информации и вычислимости, нелинейную динамику и теорию хаоса, различные интерпретации квантовой механики. Как ни странно, упоминаются и философские умозаключения наподобие Платоновского мира идей.

Огромным плюсом этой книги является академическая честность автора: в некоторых вопросах он приводит возможные варианты решения проблемы, но справедливо указывает, что некоторые из них, несмотря на то, что могут быть верными, тем не менее лежат вне плоскости науки (и объясняет, почему), а потому он их рассматривать не будет. Наличие плюрализма всегда «подкупает» в хороших книгах.

Самый главный вопрос, жизни, Вселенной и всего такого

Что до морали, то это всё связано с вопросом о сознании.
Что до морали, то это всё связано с вопросом о сознании.

Краткое его можно сформулировать так: возможно ли искусственно создать сознание? Под сознанием подразумевается «проблема сильного искусственного интеллекта». Если кратко, то интеллект может быть «деревянный» (всякие современные нейросети, гордо называющие себя AI, или большая часть населения земли), неотличимый от настоящего, но не настоящий (то есть, вы не сможете его отличить от реального человека и проходящий тест Тьюринга, но при этом самосознания у этой машины не будет), и, собственно, настоящий.

Утверждение сэра Роджера Пенроуза, которое он обосновывает в рамках книги — создание сильного искусственного интеллекта принципиально невозможно с текущей архитектурой компьютеров.

Само «доказательство» вполне корректно и использует символический язык математики, хоть и базируется на некоторых допущениях. А основа лежит в принципиальном недостатке любых систем аксиом, построенных на фундаменте арифметики и логики. Конечно, я здесь имею ввиду знаменитые теоремы Гёделя о неполноте, которые можно сформулировать кратко следующим образом:

Любая система аксиом либо противоречива (то есть, содержит как минимум два утверждения, которые выводятся «честным образом» из этих аксиом, которые противоречат друг другу: A&-A), либо неполна (то есть, существуют утверждения, которые невозможно вывести «честным образом» из этих аксиом).

Это, конечно, упрощённый вариант формулировки, но суть должна быть понятна. Эта теорема произвела настоящий фурор в математике в середине XX века: фактически, это говорит о том, что либо мы облажались (то есть, в нашей математике есть противоречия, о которых мы не знаем), либо есть вопросы, которые мы принципиально без новых аксиом не сможем разрешить. То есть, процесс построения святого Грааля будет бесконечным...

Так вот, именно на этой теореме автор и основывает своё доказательство. Интересующимся я рекомендую купить эту книгу и самостоятельно прочитать это доказательство, а также возражения на него и контр-аргументы — базовых знаний математики и символического языка хватит для понимания.

Квантовая механика и её парадоксы

Сама по себе квантовая механика — очень странная наука, ведь её законы противоречат здравому смыслу в том виде, в котором мы его привыкли использовать. Однако, несомненно, эта теория имеет огромное количество подтверждающих экспериментов, поэтому вывод, который мы можем сделать из нелогичности, — это то, что у нас проблемы со здравым смыслом.

К чему это? К тому, что согласно позиции автора в квантовой механике есть несколько важнейших принципов, которые могут дать ключ к феномену сознания. Прежде всего, речь идёт об эффекте наблюдателя: при проведении измерений состояние квантово-механической системы изменяется. Другой важный принцип, на котором основываются квантовые компьютеры, — это редукция волновой функции (см. также парадокс Эйнштейна–Розена–Подольского).

К последней, собственно, у сэра Пенроуза больше всего вопросов: в современной квантовой механике редукция представляет собой математическое описание наблюдаемых явлений.

Поясню на примере: рассмотрим камень, который бросается с крыши здания. Мы можем сказать, что камень «редуцирует» во времени по формуле h=9.81*t2/2 или через двойной интеграл. А можем объяснить это через силу тяжести на качественном уровне, дав понимание, что причина явления — в гравитации.

Оба объяснения корректны, но одно является всего лишь математической формулой, в то время как второе представляет собой физическое объяснение наблюдаемого явления.

Собственно, это и вызывает возражения сэра Пенроуза: ему не нравится отсутствие физического смысла у такой важнейшей процедуры как редукция. Предлагая альтернативный подход, автор делает вывод о возможной квантовой природе сознания и приходит к ...

Все дороги ведут к Платону

... приходит к Платоновскому миру идей. Собственно, математика как никакая другая наука лучше всего оперирует понятием идей — из них, собственно, она и состоит. Даже числа, которыми мы постоянно пользуемся, суть абстрактные идеи, слабо коррелирующие с реальностью.

Как мы определяем число 1? Как выделенный, существующий аксиоматически (то есть, мы верим в его существование априори) элемент множества натуральных чисел, не имеющий прообраза при операции взятия следующего числа (то есть, предыдущего элемента). Очень понятное определение, да? Не зря в своё время и Пифагор, и Лао Цзы уделяли особое внимание именно числам, как наиболее универсальным идеям.

Не буду рассказывать обо всех выводах, это лучше сделать самостоятельно, прочитав книгу, но, как минимум, она даст хорошую пищу для ума. А также академическую объективность, что в среде информационного изобилия нынче является редкостью.

Автор: Smirik

Опубликовано 1 год назад

Оставьте первый комментарий


Smirik © 2019 — 2020.